Карим Ногард
Предисловие: История эта начала складываться достаточно давно, но записывать толком я ее начала в начале этой зимы.
Сейчас я редко захожу в этот мир - те вопросы, ради которых он создавался/я в него пришла в большинстве своем уже решены. Раньше же я в нем проводила ооочень много времени... Так было надо.

Пролог. Общий расклад.

Тихий шелест молодой листвы над головой умиротворял и расслаблял. Пожалуй даже слишком расслаблял… Но теперь мне такое состояние даже нравилось. Что-то в этом есть – вести спокойную, размеренную жизнь, а время от времени подбираться, как готовый к прыжку хищник, и действовать…

Тропинка, выстланная мягкой прошлогодней листвой, едва заметная, почти не хоженая, вела к небольшой речушке. Ее берега поросли молодыми ивами, склоняющими свои ветви к самой воде. Несколько старых поваленных берез лежали неровным мостиком от одного берега до другого, но они не мешали движению воды. А рядом с опушенными в воду обломанными ветками иногда появлялись маленькие водоворотики, слышалось тихое журчание… Люди здесь не ходят. Ибо дурная слава у этой части леса – здесь живу я!
Ноги обожгла ледяная вода, когда я, скинув с себя одежду, зала по колено в воду. Постояв так недолго, привыкая, я прошла еще немного вперед, аккуратно ступая по песчаному дну. Для начала поплескала на себя водой, а потом, плотно прижав крылья к спине, нырнула с головой, едва не впечатавшись лицом в дно речушки.

Да, я урод. Или редкий вид. Хотя, по-моему, это оно и то же. С кем себя сравнивать – даже не знаю. Почти всю жизнь я прожила среди ящеров и надо признать, достаточно сильно внешне похожа на них. Последние несколько лет я живу здесь, под небом, где господствуют люди (ящеры живут глубоко в горах, в своих Пещерах). Как я уже успела понять, их, людей, здесь больше всего – на каждую сотню приходится один-два нелюдя. В общем, себе подобных я так и не встретила.
Росту во мне – со среднего ящера или немного выше среднего человека. Полусогнутые ноги и чуть более длинные руки даже для ящера позволяют и прямо ходить и на четырех лапах бегать. И все пальцы когтистые. На руках когти немного втягиваться могут, а на ногах – нет. На боковых сторонах рук, выше запястий – по три плоских костяных шипа. Они достаточно острые и крепкие – когда они у меня из детских мягких сделались прочными, даже ящеры моего крана это оценили и стали делать себе на руки металлические браслеты-наручи с такими же. Такие шипы растут и на кончике длинного толстого у основания хвоста, прячась в густой кисточке. Ящеры запрещали мне ее носить – заставляли коротко остригать, как и волосы на голове. Может, потому что завидовали. У них в основном только у женщин есть волосы на голове, и то, достаточно редкие и длинными не отрастают. Зато у всех ящеров тело покрывает прочная чешуя, а у меня всего лишь кожа, хоть она и прочнее человеческой. И, конечно же, у меня есть крылья: большие, с перепонками между крыльевыми пальцами, с наружной стороны покрытые меленькими чешуйками, что делает их достаточно прочными. А, еще, в отличие от ящеров, у меня есть уши – выросты по бокам головы. У людей тоже такие есть, но у них они сверху круглые, а у меня заостренные. Да и в целом, голова и лицо у меня скорее как у человека, хоть всякие мелкие отличия есть…

В Пещерах меня сначала считали недоящером, уродом. Потом, после пророчества Мудрейшего, представителем другой расы, но любви ко мне это не прибавило, даже наоборот… А люди вообще еще, как говорят, двести лет назад шибко не любили тех, кто от них отличался и всяко истребляли. Сейчас это запрещено законом, но кто этот закон помнит, особенно в глухих деревнях? Но, из-за некоторого стечения обстоятельств, правитель небольшого города увидел меня как прекрасного воина, и заключил договор: мне позволили поселиться недалеко от городских стен, а я должна была очистить местные леса от разбойников и в целом поддерживать в этом плане порядок на несколько верст вокруг города. За это мне платили и позволяли закупать продукты на местной ярмарке. Обеспечивали неприкосновенность от горожан (хотя скорее наиболее назойливых от меня).

Вдоволь наплескавшись, я выбралась на берег и устроилась на солнце, чтобы обсохнуть. Пока меня все в таком положении дел устраивало: мне не надо думать, где достать пропитание, как на него заработать и как сделать так, чтобы не стремились убить. Но что-то меня томило. Может быть отсутствие цели и смысла… У ящеров с этим все было просто: каждый существует для того, чтобы клан был и процветал. И для этой благой цели надо делать все, что возможно. И что невозможно, само собой, тоже. Из Пещер, хвала богам (если они таки есть) я ушла и возвращаться не собираюсь... Как с этим у людей, я пока не очень поняла. Вроде они или образуют крепкие пары и производят детей, которых бережно хранят и самостоятельно обучают. Или отдаются какому-нибудь ремеслу. Но и это мне не особо понятно. Я же не человек… Одно время я пыталась найти себе подобных, но вскоре поняла, что просто летая вблизи селений я никого не найду. В лучшем случае. В худшем – мне пробьют крыло из лука или еще какого-нибудь стрелкового оружия…

Обсохнув со всех сторон, я оделась и направилась обратно к своему дому.

@темы: Кора, Незаконченное