Карим Ногард
Глава 2. Заключение договоров.

Проигнорировав ворота и обережников возле них (задрав головы, они хмуро наблюдали, когда я пролетала над городской стеной), я направилась прямиком к градоправителю. Вернее к тому, кто исполняет его обязанности теперь. Под испуганные вскрики и недовольное ворчание горожан я опустилась прямо перед крыльцом дома местной администрации. Поддерживая созданный мной образ, я с безразличным лицом прошла внутрь и без стука распахнула дверь рабочего кабинета главы города, находя для себя оправдание в том, что раз позвали, мое появление не будет таким уж неожиданным.

- Кто теперь за старшего? – спросила я с порога. В комнате было четыре человека. Глава местной обережи, кажется, судья и советник прежнего градоправителя. Четвертого человека я не знала.

- Я временно исполняю обязанности градоправителя, - сказал советник. По его лицу было видно, что мне не следовало вот так врываться. Ничего, потерпит, я ненадолго. И с ходу потребовала заключения договора. Знаю я этих людей. Пока все не распишешь, обязательно найдут лазейку, что б увильнуть от обязательств. А на словах так вообще с ними лучше ничего не заключать.

Кивнув, советник попросил остальных людей подождать немного за дверью. Я еще раз высказала свои требования, только на этот раз, уточнив все детали и настояв на заключении письменного договора. Оговорили мои обязательства. Свободных денег, само собой, у города сейчас нет - почти все ушло на оборону и на плату наемникам. После небольшого торга было решено, что нужную сумму мне соберут через четыре дня после этой ночи. И я могу забрать ее в течение последующих двух десятков дней. Узнала, что враг придет с запада, и напоследок уточнив, где сейчас находятся «Прямые мечи», не попрощавшись и не обращая внимания на людей, столпившихся за дверью, вышла на улицу.

Несмотря на приближающуюся опасность, в городе было много народу. По улицам пробегали обережники вместе с небольшими группами мужчин из местного населения. Женщины причитали стоя на порогах своих домов или успокаивали плачущих детей. Но стоило мне появиться в поле зрения, как вся их горечь превращалась в злобу и обрушивалась на меня потоком ругани и презрительных взглядов.

Какое мне дело до их страха? Я с места рванула в небо. Советник сказал, что наемники расположились в корчме рядом с западными воротами. Туда я и отправилась.


Когда я опустилась у дверей едальни, реакция людей была практически той же. Правда не такой бурной – близость западных ворот заставляла думать исключительно о нападении неприятеля. А я, как говорится, хоть и зло, но свое. В самой корчме из горожан никого не было. Только сам хозяин и разносчица, которая суетилась между столиками, занимаемыми наемниками. Найдя взглядом главного, я направилась к нему. По мере продвижения по залу, за спиной раздавались приветственные возгласы, разнообразные ехидные пожелания и язвительные вопросы относительно моего здоровья. Да, да взаимно. Я тоже не рада вас видеть, странно, что вы все еще живы и что б… Хотя, нет, вру. Пусть они охотились на меня, но если не брать это в расчет, мне нравится эта группа наемников. Я всегда ценила сплоченность любой команды, особенно в бою. А они таковыми и являются. Выглядят все по-разному, как и их оружие. Но во время выполнения задания это не десять человек, которые выполняют свою работу, а единый организм. Им совсем не обязательно держать друг друга в поле зрения, а их старшему отдавать приказы – они и так прекрасно друг друга чувствуют и понимают без слов. Только двое немного выделяются из всего десятка - один, как мне кажется, сам себе на уме (кстати, что-то я его не вижу…), а второй может предать. Но это тоже мое личное мнение.

- Приветствую, человек, - обратилась я к старшему.

- И ты здравствуй, крылатая, - кивнул тот, поднимаясь со своего места.

- Я слышала, вас наняли для обороны города этой ночью, - я перешла сразу к делу.

- Все верно.

- Меня позвали с той же целью. Поэтому у меня к вам предложение. Если задание на меня все еще в силе, или у вас личные претензии ко мне, то предлагаю разобраться со всем после этой ночи.

- О, вот как? Что ж, хочу тебя обрадовать - мы здесь не по твою голову и задания на тебя нет. Так что я надеюсь на твое сотрудничество в этом бою.

Молча кивнув, я вышла на улицу. Одной головной болью меньше. Теперь осталось только ждать противника.

Взлетев, я опустилась на крышу корчмы. С нее открывался хороший вид и на западные ворота, и на широкий луг за ними, и на заходящее солнце. Стена вокруг города была небольшой, низкой, зато каменной. И сейчас на ней собирались люди с луками и арбалетами. Защитники с холодным оружием выстраивались перед воротами, получали последние инструкции от обережи.

Я села прямо на крыше, скрестив ноги и обернув вокруг них хвост. Сделала глубокий вдох и выход, пробежала внутренним взором по всему телу и тихо затянула Песню без слов. У нее нет какого-то определенного ритма или мотива. Это Песня прощания с небом, землей, лесами, ручьями… Песня прощания с миром.

…Ящеры, среди которых я жила с очень раннего возраста, необычайно воинственны. У них считалось, если какой-нибудь из кланов не объявлял войну соседям больше трех месяцев подряд [это при переводе в меры исчисления времени, которые обычны для наземных жителей, там, в Пещерах, время измерялось иначе], это означает, что клан ослабел и на него легко можно напасть и отобрать часть территории и ресурсов. А иногда кланы объединялись против внешнего противника – темных эльфов дроу или горных троллей… Так вот, смертность у ящеров была достаточно высока [она компенсировалась высокой рождаемостью и живучестью молодых] и никто даже и не задумывался о том, чтобы перед боем прощаться с Миром – по верованиям ящеров считалось, если ты достойно умрешь за свой клан, то через несколько лет ты в него же и вернешься, так зачем прощаться?.. Я же ящером не являюсь и их философию так до конца и не понимаю. Впрочем, я всегда считала, что без сожаления смогу оставить каменные своды над головой и уйти в небытие смерти (уж лучше небытие, чем снова эти чешуйчатые вояки!) А потом я попала под небо… И я поняла, что просто не могу спокойно идти в бой, зная, что весь этот мир может для меня погаснуть навсегда, а я не успею последний раз вдохнуть свежий, полный разных запахов ветер, не смогу поднять глаза на слепящее солнце или к завораживающим звездам, не почувствую ласкового прикосновения теплых соленых волн…

- Красивая мелодия, но что-то слишком печальная, - сказал поднявшийся по зачем-то приставленной к стене лестнице старший наемников. Прерывать Песню не стала. – Я присяду?

Интересно, а буду ли я печалиться, если больше никогда не увижу людей? Сомневаюсь. Хотя… они совсем не похожи на ящеров. Ящеры – это единый организм клана, а каждый отдельный ящер – ничто. Люди же, хоть и собираются в группы, да и действуют примерно одинаково, но отдельные их представители могут быть довольно сильными, решительными и живучими. За ними интересно наблюдать. Но со стороны. И издалека…

Старший наемников сел неподалеку, не дожидаясь ответа. Впрочем, я и так не собиралась ему отвечать. Более того, я вообще не подала вида, что слышу или вижу его.


Они появились, когда солнце коснулось земли. Люди их видеть не могли: против света даже я едва различала тех, кто двигался к городу. Но сомнений у меня не возникло – это действительно те самые враги. Старший встрепенулся, когда я, замолчав, поднялась на ноги, и начала одергивать одежду и поправлять оружие.

- Ты их видишь? – спросил он, вглядываясь в горизонт.

Я кивнула. Наемника с крыши как ветром сдуло – отправился строить своих. Мне тоже засиживаться не стоит. Перелетев с крыши едальни на городскую стену, я села прямо над воротами на один из зубцов. Развернулась к разом отпрянувшим людям:

- Если хоть кто-то, - я старалась говорить громко и четко, чтоб все слышали, - пробьет мне крыло (для наглядности развернула одно крыло и указа на него когтистым пальцем) своими стрелами или болтами, я тут же найду его и оторву голову! Ясно?!

Все судорожно закивали. Договориться с ними как с наемниками, вроде «отложим все разногласия на время обороны города», бесполезно. Поможет только такая угроза. Иначе обязательно найдется какой-нибудь умник, который решит, что он самый правый.
Еще раз, оглядывая всех хмурым взглядом, я заметила мешок с взрывчаткой – небольшие шарики с торчащими фитилями. О, мне это пригодится! Так, а есть ли?.. Конечно, есть – в руках одного из десятников была небольшая стальная коробочка со специально закрепленными в ней кресалами так, что искру можно вызвать и одной рукой. Вытащив из ослабленной руки ошарашенного человека эту коробочку, я развернулась к людям спиной и спрыгнула на небольшой выступ над воротами. Осталось немного подождать, пока враг подойдет поближе.

@темы: Кора, Незаконченное