Карим Ногард
Предисловие: написано в путешествии по Крыму в апреле 2015 года. Место действия - Караби-яйла.

…Огромный раскидистый бук стоял на отдалении от прочих деревьев, которыми порос край яйлы. Он столетиями грелся на солнце, и никто его не загораживал, что давало ему возможность расти так, как хочется, то есть вверх и в ширь. Страшная буря много лет назад сломала одну из его ветвей, и она так и осталась висеть, запутавшись в других ветвях. Недалеко от него пролегала дорога, по которой изредка проезжали бойкие внедорожники, да пробегали дикие собаки. А сегодня мимо него прошла группа путников. Они ушли с предыдущей своей стоянки совсем недавно и время сделать привал еще не настало, но что-то заставило их остановиться чуть поодаль, скинуть рюкзаки и приблизиться к дереву.

…Оно было прекрасно и манило с первого взгляда. Если присмотреться, в нем не было ничего примечательного, ну, разве что оно было огромным и столь раскидистым, что некоторые ветви едва не касались земли. В лесу, через который мы прошли, было множество огромных деревьев. Старые, с более толстыми стволами и корявыми, переплетающимися ветвями, молодые – прямые и высокие как мачты, с обильными кронами, начинающимися где-то высоко, ближе к солнцу. Но именно этот бук чем-то манил. Корни и основание ствола его поросли мхом, нижние ветви были толщиной с бедро взрослого человека…

Я провела рукой по шершавой серой коре – «здравствуй, давно не виделись»… Целый год уже прошел. Но это для меня – целый. Для такого великана – это ничто.

Я медленно обходила его кругом, не отрывая пальцев от коры, аккуратно ступая по мощным корням. И вдруг захотелось на него залезть. Прошлые года, когда я проходила этими дорогами в это же время, я смела лишь сидеть в его корнях, прислоняясь спиной к замшелому стволу. Сейчас же мне захотелось на него залезть, укрыться среди толстых ветвей и густой, пока безлистной, кроны. И было странное ощущение того, что это мое желание не вызывает неприятия у самого бука.

Обхватив нижнюю ветку руками, я прошлась ногами по стволу, подтянулась, села верхом на ветку и через пару мгновений оказалась в самом центре переплетения его ветвей. Удобнее устроилась, прислонившись спиной к стволу, прикрыла глаза. И время будто перестало существовать. Только мощь старого дерева и музыка ветра с вкраплениями щебета птиц. Мои сопутники ходили рядом – кто-то тоже забрался на это дерево, кто-то просто ходил вокруг, шурша опавшей листвой, но все это казалось столь далеким, столь незначительным… по сравнению с тем спокойствием, умиротворением, бескрайним синим небом и древней яйлой…

Вдох-выдох. Пора идти дальше – еще самое начало дня, нам нужно много сегодня пройти. Снова оказавшись у корней, я вновь положила руку на шершавую серую кору, прошлась кругом, аккуратно ступая по корням, в обратную сторону. «До следующего года, иншалла».

…Путники ушли своей дорогой, а дерево осталось на своем месте. Могучее и безмятежное. Всего лишь большой старый бук. И, может быть, если кто-нибудь остался здесь с ним подольше, то увидел бы, как само пространство вокруг него подрагивает; что растет оно в сердце бескрайней степи, на острове в центре озера, на мысе, вдающемся далеко в море, на лесной поляне, в старом городском парке; что кружат вокруг него в хороводе девушки в светлых одеждах и с венками на головах, кипит битва, в которой люди в железных доспехах, храпящие кони и блеск на лезвиях клинков переплелись тугим клубком, единороги вокруг щиплют траву, люди, пришедшие за советом и спокойствием, сидят в его корнях; а старый ворон-вестник судеб сидит на ветке, поглядывая мудрыми черными глазами на миры и времена, что раскинулись у корней могучего Дерева…

Старый бук покачивал своими ветвями на краю яйлы, на некотором отдалении от себе подобных. Над ним проносились облака, табуны лошадей щипали траву, а по дороге, пролегающей рядом, иногда проходили путники с огромными рюкзаками за спиной.


@темы: Иллюстрации, Зарисовки, Завершенное, Дорожные зарисовки